Союз предприятий оборонных отраслей промышленности Свердловской области

Участие предприятий Союза в реализации ракетно-космических программ

УПКБ «Деталь»: участие в космических программах

Уральское проектно-конструкторское бюро «Деталь» (УПКБ «Деталь») создано приказом Министерства авиационной промышленности № 715 от 10 сентября 1949 г. как головное предприятие по разработке радиовысотомеров (РВ) и радиовысотомерных систем (РВС) для всех типов летательных аппаратов (ЛA). С момента образования приоритетной задачей УПКБ «Деталь» стала разработка РВ и РВС для точного измерения высоты полёта над любыми поверхностями, обеспечение мягкой посадки ЛА, космических аппаратов (КА), а также полёта крылатых ракет (КР).

История отечественной космической техники тесно переплетается с историей УПКБ «Деталь», которое являлось и в настоящее время является многолетним партнёром ведущих фирм страны по освоению космоса.

Первые работы по измерению высоты в диапазоне сверхбольших высот от 100 до 600 км. начались на УПКБ в 1963 г. с началом разработки РВ-21. В середине 1960-х годов был разработан РВ-30 – РВ малых высот для системы предупреждения космонавтов о сближении спускаемого аппарата с поверхностью Земли. РВ-30 эксплуатировался до 1973 г.

В эти же годы для обеспечения мягкой посадки КА, для картографирования обратной стороны Луны были разработаны РВ малых высот «Планета» и больших высот «Вега», которые обеспечили автоматическую мягкую посадку целого ряда КА «Луна» (от «Луна-16» до «Луна-24»). В частности, благодаря РВ «Вега» и «Планета» Советский Союз преуспел в «лунной гонке» с США. Радиовысотомер «Вега» участвовал в посадке космических кораблей серии «Луна» на начальном участке прилунения, то есть на больших высотах. Его назначение – измерение высоты над лунной поверхностью и выдача в систему управления корабля команды на включение тормозных двигателей на заданной высоте в диапазоне сверхбольших высот от 10 до 200 км.

Межпланетная станция «Луна-16» с помощью наших РВ впервые в истории планеты совершила мягкую посадку на поверхность Луны, взяла пробы грунта, взлетела и вернулась на Землю.

Радиовысотомер малых высот «Планета» разрабатывался под руководством В.В. Черкасова. За успешное выполнение этой работы В.А. Абрамову, В.М. Абушкину, В.В. Балтину, М.Е. Болехивскому, В.М. Бурак, В.А. Дорофееву, Ю.Л. Зейгману, В.А. Котюнину, А.М. Лейдерману и В.В. Моисееву было присвоено звание Лауреатов премии Ленинского комсомола.

Основными участниками разработки РВ больших высот «Вега» под руководством А.Г. Бало были Д.Ф. Самосадко, В.П. Каранкевич, Ю.В. Леонтьев, О.Н. Островский, Л.А. Опарышева, О.В. Штехер, В.Н. Свирин, А.М. Жукова, С.С. Лемешев, Г.А. Дудина, Н.Г. Ковшов, Ю.Н. Мешков, П.Г. Лысый, М.С. Костенко, А.Ф. Ескин.

За создание РВ «Планета» и «Вега» В.В. Черкасов и А.Г. Бало были награждены орденами Трудового Красного Знамени, Главный конструктор предприятия В.С. Фомин – орденом Ленина.

В 1973 г. группа конструкторов, в составе А.Г. Бало, В.П. Каранкевича, А.Р. Козлова, Ю.В. Леонтьева, Г.А. Тимофеева, И.Я. Трубникова, Л.А. Опарышевой, Г.М. Черепенина, разработала более совершенный РВ «Вега-2», в котором была впервые применена последетекторная цифровая обработка сигнала, а вес прибора уменьшен в 2 раза относительно «Веги».

Радиовысотомер «Планета»

Радиовысотомер «Вега»

АМС «Луна-16», которая в 1970 г. осуществила первую доставку на Землю лунного грунта.

Всего с помощью радиовысотомеров «Вега» и «Вега-2» на Луну были удачно посажены шесть советских лунников.

В середине 1970-х годов в рамках ОКР «Профилограф» была разработана радиолокационная система для картографирования поверхности Венеры, а также для исследования рельефа Луны и планет солнечной системы. Основное назначение этой системы – измерение высоты и скорости полета объекта для построения профиля поверхности по линии пути носителя. Вторая цель – получение информации о статистических и электрофизических характеристиках исследуемой поверхности.

В 1974 г. в рамках ОКР «Астероид» был разработан радиовысотомер «Астероид» для обеспечения мягкой посадки автоматической межпланетной станции АКМ-4М на Марс. В числе разработчиков аппарата были: А.Г. Бало, Д.Ф. Самосадко, Л.Т. Данильченко, Е.Н. Судоплатов, А.Н. Голубева, И.И. Бобков, А.М. Жукова, Ю.В. Леонтьев, В.Н. Цедрик, А.П. Голиков, А.Н. Плюснин, Д.Т. Ветошкин.

Свое продолжение космическая программа на УПКБ «Деталь» получила в начале 80-х годов, когда в рамках космической программы «Фобос» для обеспечения маневрирования КА относительно поверхности естественного спутника Марса Фобоса были разработаны радиовысотомеры «Вертикаль» и «Комета» для установки на космические аппараты серии «Фобос», запущенные в сторону Марса: «Фобос-1» и «Фобос-2». Радиовысотомер-вертикант больших высот «Вертикаль» был предназначен для непрерывного измерения высоты полёта КА и углов отклонения оси антенной системы от радиовертикали к подстилающей поверхности Фобоса в диапазоне измеряемых высот от 0,8 до 60 км, а РВ средних высот «Комета» для измерения высоты на участках торможения, зависания и дрейфа КА. С помощью этих приборов космический аппарат мог эффективно маневрировать относительно поверхности спутника Марса.

Главным конструктором радиовысотомеров «Вертикаль» и «Комета» был Бало А.Г., его заместителями - Козлов А.Р., Киселев П.М. и Беспалов А.А. Активное участие принимали: Данильченко Л.Т., Первухин В.Д., Трубников И.Я., Опарышева Л.А., Жукова А.М., Черепенин Г.М., Цедрик В.И.

Следует отметить, что хотя КА серии «Фобос» и не достигли своей цели – оба радиовысотомера нормально функционировали до потери связи с космическими аппаратами.

Радиовысотомеры «Вертикаль» и «Комета»

АМС «Фобос-1», запущенная в 1989 г.

 В 1977 г. было принято решение о разработке радиовысотомеров для измерения высоты полета в режимах спуска и посадки многоразового транспортного космического корабля (МТКК) «Буран»: малых высот «Полоса», предназначенного для автоматической посадки и больших высот «Вираж», предназначенного непосредственно для измерения высоты полета в режимах спуска и посадки МТКК «Буран» в диапазоне высот от 0,5 до 25 км. Главный конструктор РВ «Полоса» Фомин В.С., заместитель главного конструктора Севастьянов А.Н., основные исполнители разработки Захаров А.М. и Глазунов Ю.П., главный конструктор РВ «Вираж» Фомин В.С., заместитель главного конструктора Туганов Ю.Ф., основной исполнитель Редьков В.С.. Знаменитый единственный полет отечественного МТКК «Буран» в ноябре 1988 г. состоялся во многом благодаря разработанным на УПКБ «Деталь» радиовысотомерам «Вираж» и «Полоса», с помощью которых была осуществлена мягкая посадка МТКК «Буран» в автоматическом режиме. За разработку «Полосы» главный конструктор В.С. Фомин был награжден орденом Октябрьской революции, Ю.П. Глазунов – орденом Трудового Красного Знамени. За разработку «Виража» В.С. Редькова наградили медалью «За трудовую доблесть».

Радиовысотомер «Полоса»

Радиовысотомер «Вираж»

МТКК «Буран»

В начале 1990-х годов разработан и поставлен РВ малых высот А-043 для обеспечения автоматической мягкой посадки многоразового космического корабля «Заря». Главный конструктор РВ А-043 Севастьянов А.Н., большой вклад в разработку внесли Захаров А.М. и Глазунов Ю.П.

В 1992 г. по заданию французской фирмы ЕНS УПКБ «Деталь» выполнило разработку технического предложения по оснащению радиовысотомером для автоматической посадки многоразового космического корабля «Гермес» Европейского космического агентства. Руководитель разработки Севастьянов А.Н., основные исполнители Бобков И.И., Захаров А.М. и Иофин А.А.

В настоящее время, второе 10-летие XXI века, в рамках российской космической программы УПКБ «Деталь» разрабатывает высоконадёжную радиолокационную систему «Мираж», отличающуюся высокой точностью измерения высоты полёта и составляющих вектора путевой скорости с возможностью измерения медленных горизонтальных перемещений и углов эволюции возвращаемого аппарата перспективной пилотируемой транспортной космической системы.

Главный конструктор изделия «Мираж» Калмыков Н.Н. Активное участие в разработке принимают Соловьев В.В., Рыжков А.С., Лубнин К.В., Миронов С.Н. и ряд других сотрудников предприятия

Участие в космических программах в воспоминаниях непосредственных участников

Зейгман Юрий Леонидович – в настоящее время заместитель Генерального директора – Главного конструктора по экономике и финансам ОАО «УПКБ «Деталь».

Моя дорога в космос. «В 1957 году, когда в Советском Союзе запустили первый искусственный спутник, я учился в шестом классе Ивдельской средней школы №1. Буквально всем классом мы выбегали во двор смотреть, как летит спутник.
В звездном небе была хорошо видна быстро двигающаяся звезда. Спутник пищал, но приемников у нас не было, и слышать его сигналы мы не могли. И, конечно, у нас – пацанов и девчонок все это вызывало бурю эмоций.

12 апреля 1961 года, когда первый человек полетел в Космос, я учился в десятом классе.

Находясь под сильным впечатлением от полета Юрия Гагарина, я смастерил макет космического корабля «Восток» к первомайской демонстрации. В макете как космонавт сидел мальчик. Так что строить космические корабли я стал еще в школе.

Полет Гагарина для всех советских людей был эпохальным событием. Завоеванию космоса была всеобщая народная поддержка. Символично, что на первомайской демонстрации 1961 года портрет Гагарина ребята несли первым, даже впереди портрета Ленина.

Где учиться после окончания школы, я решил однозначно – УПИ, радиофак. Хотелось поступить на специальность «автоматика и телемеханика», чтобы в дальнейшем дистанционно управлять полетами советских космических кораблей. Но школьников без производственного стажа принимали только на специальность «электронные приборы». Нас учили там очень многому. Например, в программу обучения входил предмет под названием «летательные аппараты», в котором исследовалось управление движением тел с переменной массой (читай – космических кораблей).

После окончания УПИ им. С.М. Кирова я получил приглашение работать на УПКБ «Деталь» (в то время «п/я 38») в группу Черкасова Вадима Вячеславовича, которая приступала к разработке радиовысотомера «Планета» для лунной программы. Отказаться от такого приглашения было совершенно невозможно.

Работа над лунной программой проходила в условиях жесткой конкуренции между СССР и США за лидерство в Космосе. Темп разработки радиовысотомера «Планета» был задан высокий. Стояла задача обеспечить к 50-летию Советской власти запуск автоматической станции на Луну.

Все работы по космической программе шли под контролем ЦК и Совмина. Работали над созданием этого радиовысотомера практически круглосуточно. Дело осложнялось тем, что эта задача для предприятия была совершенно новая.

Первые образцы радиовысотомеров были своевременно поставлены в НИИ-17 (где разрабатывались навигационные системы) и КБ им. Лавочкина (головной разработчик автоматической космической станции).

Но, несмотря на все усилия, посадка нашей космической станции на Луну в 1967 году не состоялась. Только в 1969 году удалось обеспечить подготовку и запуск корабля под названием «Луна-15» для забора лунного грунта и доставки его на землю.

Посадка корабля «Луна-15» производилась 13 июля 1969 года, на несколько часов раньше запланированной на этот же день посадки на Луну обитаемого корабля США «Apollo-11». В советской официальной прессе было сказано, что программа полета «Луны-15» выполнена, однако, доставка лунного грунта в этот раз не состоялась…

И только 12 сентября 1970 года состоялась успешная посадка станции «Луна-16». Задачей этой станции была автоматическая доставка лунного грунта на Землю для дальнейшего исследования.

Во время пуска ракеты-носителя и полета лунника в Центре управления полетом царила напряженная атмосфера. На телеметрических стойках бегали ленты с записями принятых сигналов.

По громкой связи слышалось: «параметры в норме», «высота …, скорость…», и вдруг тихий шепот «есть контакт» и тишина… Это значит, сработали концевики в лапах посадочного модуля. Затем аплодисменты, поздравления.

Задача забора грунта была выполнена блестяще. Впервые на Землю были доставлены космическим автоматом 105 граммов лунного грунта.

17 ноября 1970 года была обеспечена мягкая посадка на Луну станции «Луна-17», которая доставила самоходный аппарат «Луноход-1». Космические станции «Луна-16» и «Луна-17» закрепили за СССР приоритет в исследовании Космоса автоматами.

За работу в этой космической программе Г.Н. Бабакину было присвоено звание Героя социалистического труда. В.С. Фомин был награжден орденом Ленина. Ведущие специалисты нашего предприятия за работу над этой программой были награждены орденами и медалями. Группе молодых специалистов, разработавших радиовысотомер «Планета», была присуждена премия Ленинского Комсомола.

В дальнейшем, космические аппараты «Луна-20» и «Луна-24» обеспечили доставку на Землю образцов лунного грунта. «Луна-21» доставил «Луноход-2», исследовавший лунную поверхность на трассе 37 км.

Как память об участии предприятия в лунной программе в музее УПКБ хранятся радиовысотомер «Планета» и копии вымпелов, доставленных нашими автоматическими станциями на Луну. Коллектив УПКБ «Деталь», работая над лунной программой, доказал, что он боеспособен: во-первых, в области науки – молодые специалисты смогли создать прибор на уровне лучших мировых достижений; а во-вторых, с морально-психологической точки зрения, ведь инженерам, работающим над этой программой, надо было не только обеспечить требуемые характеристики приборов, но и выдерживать огромные нагрузки, самостоятельно принимать решения и брать на себя большую ответственность.

Участие в космических программах подтолкнуло разработчиков предприятия к созданию сложных высокоточных и высоконадежных приборов, в том числе и по космической тематике.
А радиовысотомер «Планета» и все, что связано с ним, навсегда останется одной из самых ярких и удивительных страниц моей жизни».

Моисеев Владимир Васильевич – в настоящее время ведущий конструктор.

О создании радиовысотомера малых высот «Планета». «В «Лунной» программе для мягкой посадки космического аппарата на Луну потребовался высотомер малых высот с высокой точностью и надежностью, приемлемыми габаритами.

За «горящий» заказ в Министерстве радиопромышленности СССР не рискнул взяться ни один «госдиректор», и только Владимир Семенович Фомин, светлая ему память, веря в себя и коллектив предприятия, дерзнул взять «Планету».

Но одно дело «взять», совсем другое сделать: В.С. Фомин создал и возглавил «ядро» разработчиков из молодых специалистов — выпускников УПИ им СМ. Кирова: В.М. Абушкина, В.В. Балтина, Ю.Л. Зейгмана, А.М. Лейдермана, В.В. Моисеева, А.М. Самородова. Был организован отдел 15 во главе с начальником Вадимом Вячеславовичем Черкасовым. Из числа ведущих специалистов предприятия были назначены заместители Главного конструктора: по теоретическим вопросам: Б.И. Плакхин (расчетными методами обосновавший работоспособность первого на предприятии РВ с измерителем «следящего» типа по «центру тяжести» дальномерного спектра); по техническим: В.А. Семирунний, (внедривший технологию «этажерочных модулей»); по конструкции: Л.С. Черноскутов (обеспечивший конструктивное решение созданного РВ малого веса)».

Балтин Валерий Васильевич – в настоящее время ведущий конструктор.

«Лунная гонка» между СССР и США». «В 60-е началась бешеная «Лунная гонка» между нами и американцами. Не обошла она и УПКБ «Деталь».

Посадки первых наших лунников, строго говоря, были просто бросками шариков на поверхность. «Луна-16» должен же был совершить мягкую посадку на поверхность Луны, взять пробы грунта, взлететь и вернуться обратно на Землю. Никогда раньше в мире это не делалось в автоматическом режиме. Несмотря на то, что уже были мягкие посадки и даже две удачные американские экспедиции людей на Луну, автоматическую доставку лунного грунта на Землю удалось осуществить впервые именно «Луной-16». И для этого была необходима контролируемая, мягкая посадка, да и траектория спуска у «Луны-16» была гораздо сложнее, чтобы приземлиться в расчетном месте — Море изобилия, космический аппарат должен был снижаться под углом 60° к поверхности.

Задание на разработку «Планеты» (шифр РВ-ВП) было получено в начале 1965 г., когда пришло первое ТЗ с завышенными требованиями. Но приступили к работе только в декабре этого же года.

Главным конструктором тогда был Фомин В.С., его замом, на которого все шишки и валились — Черкасов В.В. Сначала над темой работала группа во главе с Главным разработчиком Черкасовым, которому было в то время 33 года, остальные были на 10 лет моложе — все выпускники институтов. Сначала нас было трое — только что защитившихся. А к концу 60-х у нас сложилась группа человек в пятнадцать.

Отдавались мы этой работе полностью. Очень хотелось нам своими руками сделать такую престижную работу. Для нас — молодых, это вообще была первая разработка. Оставались и после работы, и в выходные. Были случаи, что и в отпуск года по два-три не ходили. Особенно когда пошли испытания, сдачи и прочее. Все понимали важность этой темы, ее престижность. Ну а когда доплачивать стали — у людей настроение еще больше поднялось.

Процесс разработки шел очень быстро и занял меньше пяти лет. Аванпроект мы сделали в феврале 66-го, и я повез его защищать в Москву. А к концу 67-го года мы уже сделали технологи­ческий образец...

Очень ограниченные сведения были о самой лунной поверхности — что она из себя представляет как отражающий объект. С большой избыточностью закладывались крайние значения, чтобы не ошибиться.

Кстати, первые достоверные данные по отражающей способности Луны были получены именно с помощью нашего высотомера. Впервые были определены наиболее полные и точные характеристики отражения поверхности Луны по нашим данным. И эти характеристики в виде диаграммы обратного рассеивания долго красовались на специальном стенде на ВДНХ.

Работа шла с большими трудностями. Лозунг нашего руководителя был: «Лучшее — враг хорошего!» Вот все уже вроде готово, сдаем, раз — надо что-то еще получше сделать. Садимся, но­чью доделываем.

Изготавливали все с «колес». Если нужны были какие-то комплектующие — никаких проблем не было, никаких бюрократических проволочек — доставляли все необходимое очень быстро...

А когда запускали «Луну-16», я как раз был на запуске. Присутствовал при старте. Ракета, когда взлетает, сначала идет медленно-медленно. Думаешь, что она уже никогда не взлетит. И имен­но при этом запуске в этот момент произошел какой-то удар — предвестник того, что она упадет и взорвется. Все зрители попрятались кто куда: по канавам, по машинам. Если взрыв все-таки произойдет — это как маленький атомный взрыв. Но ничего — она пошла. У стартовиков сразу праздник.

Дошла очередь и до нас. Мягкая посадка! Крики «Ура!» Все меня поздравляют.

По какой-то счастливой случайности получилось так, что первый прибор, который совершил мягкую посадку, я вел от начала до конца, я его и настраивал. И потом я же с ним был в Москве, и я же оказался и в Тюра-Таме с этим прибором.

Наш высотомер стоял и на следующих космических аппаратах вплоть до «Луны-24». И каждый запуск мы переживали. От отказа ведь никто не застрахован.

За эту работу нас, десять молодых человек: В.А. Абрамова, В.М. Абушкина, В.М. Бурак, М.Е. Болехивского, Ю.Л. Зейгмана, В.А. Котюнина, А.М. Лейдермана, В.А. Дорофеева, В.В. Моисеева и меня в 1972 г. наградили Премией Ленинского комсомола».